BEGINING
“Тут должна быть какая-то пафосная фраза..”
• • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • •

Когда-то давно, еще в те времена, когда буйствовала вовсю инквизиция, рождались дети, которых нельзя было назвать обычными. Таким и был наш Граф и все его родственники — чистокровная знать, каждый имел какое-либо специфическое отличие. Сам же, по натуре, Граф был очень мягким человеком, но справедливым, а потому в его владениях все знали, кто они такие, но никто не возражал и не боялся их. А инквизиция продолжала свои деяния. Каждый, кто хоть каким-то образом проявлял свои способности, был вскоре пойман и наказан. Страдали абсолютно все, включая и детей, потому что, будучи ещё совсем маленькими, совершенно не могли контролировать свою силу. Так что они были самой легкой добычей для всех.
Вскоре Графу это надоело и, внимая своей совести, мягкости и здравому смыслу, он приказал всех таких необычных детей отправлять в его поместье, где бы они смогли находиться в безопасности. После совещания было принято решение заняться этим незамедлительно. Слово за слово и вот, в один из таких дней, под покровом ночи, вкупе с небольшой личной свитой, укрытый мешковатым плащом, к дверям владений явился никто иной, как сам Король этой страны. Граф его радушно принял за чашкой чая. Согревшись, Король рассказал о том, что у него родилась дочь с необычайной силой, но она не может ею управлять, а также о том, что на самом деле таких людей не так уж и мало: многие из вельмож, знати, даже влиятельные торговцы были рождены с такими способностями. Всю ночь обсуждая это, они заключили договор и небольшой союз: Король подписывает указ о том, что владения графа — запретная зона, в свою очередь, Граф там открывает частную школу и берет туда на воспитание дочь короля. Сказано — сделано.
Долгие годы потомки графа и дети, спасенные во времена инквизиции были в той школе преподавателями.  В узких кругах про школу узнавало всё больше людей. В конце концов, туда стали присылать детей и заграничных Монархов.


XIX CENTURY
“Тут должна быть не менее пафосная фраза..”
• • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • •

В девятнадцатом веке, когда в Великобритании царила индустриализация, во всем мире среди необычных семей уже давно знали о существовании колледжа 'Рамси' и других школах, подобных ему. Уже несколько веков существовали специальные органы властей, которые следили за людьми со способностями, а так же искали необычных детей, рожденных в обычных семьях. Многие министерства отвечали за данную слежку и, как только в народе появлялся "чудо-ребенок", сразу же отзванивались в этот населенный пункт, в правительство, а оттуда уже высылали в семью своих людей, дабы объяснить родителям этого дитя, что ему лучше будет в том месте, куда отправляли всех таких. А именно - Рамси. Но вот только данная привилегия была доступна, к сожалению, лишь отпрыскам богатых семей. Беднота же продолжала буянить на улицах и работать на предприятиях по 13 часов в сутки, без возможности на образование. Пока бразды правления в свои руки, как и наследие над академией, не взял потомок некогда известного Графа-основателя, Эдвард Лайонс. Только не справедливости ради уже, а ради денег. Человек он был, скажем, так себе в характере: мудрый, весьма опытный, но слишком властолюбивый и корыстный. И поэтому, он принял решение поставить всех нынешних родственников перед фактом: то, чем занимался его прапра- было хорошо, но не прибыльно, так почему бы академии не брать на обучение и детей из бедных семей? Академия обязалась оплачивать их обучение, с одним маленьких подпунктом в анкете - "Дети бедных сословий обязуются обучаться в академии в качестве личных протеже, под покровительством отпрыска богатой семьи. Чтобы данная заманиловка выглядела не принудительно, а, скажем, адекватно и красочно, почти что шоу на сцене, всех  собранных детишек с бедных кварталов приводили в порядок, одевали, как принцев и принцесс и выводили на сцену. А там уже ребята должны были немного рассказать о себе и что-либо продемонстрировать (чаще всего это было что-то из способностей. На случай пиздеца всегда стояла охрана с блокированием способностей, дабы не случилось казусов). Менторы выбирали себе протеже, после чего образовавшуюся пару вычеркивали из списка свободных. Цена протеже зависела от способностей и категории. После аукциона над каждым из пары проводят определенные действия: протеже и ментору на руки надевают специальные браслеты, скрепляя их при помощи весьма мощной способности, которая не дает разрушить связь до конца обучения. Ментор волен делать с протеже все, что пожелает, кроме особо тяжких повреждений. Убивать, калечить, подвергать жизнь опасности ментор не имеет права. Когда пара проходит полный курс обучения - оковы снимаются, каждый выпускается отдельно. За дальнейшие отношения между парой академия ответственности не несет.